Норвежский интерактивный дом от бюро Snøhetta

Инициативы Timberland

К 2030 году бренд, любимый во всем мире за свои узнаваемые ботинки на мощной тракторной подошве, собирается не просто снизить углеродный след, а начать положительно влиять на экологию за счет создания полностью замкнутого цикла производства и максимально плотного сотрудничества с фермерами — регенеративными сельскохозяйственными производствами. С первым все понятно, а второе требует расшифровки. Речь идет о хозяйствах, которые восстанавливают верхний слой почвы за счет переработки отходов (в данном случае отходов Timberland) и добавления их в компост. В связи с тем, что очевидных результатов о пользе регенеративного сельского хозяйства пока нет, компания инвестирует в соответствующие исследования. А еще Timberland одной из первых начала использовать ткань из переработанных пластиковых бутылок и перерабатывать материалы, о ресайклинге которых не додумались другие бренды. Осенью ждем ботинки из переработанной кожи. Для облегчения ресайклинга собственной продукции в будущем, бренд проектирует ее так, чтобы она легко разбиралась на части в конце срока службы, ведь постепенно Timberland хочет максимально сократить использование новых материалов.

Художники предложили идеи для заполнения ротонды в Музее Гуггенхайма (Guggenheim Museum). Нью-Йорк, Америка.

В преддверии собственнного 50-летнего юбилея, музей Гуггенхайма (Guggenheim Museum) пригласил более двухсот художников, архитекторов и дизайнеров помечтать: им предожено изобразить внутренность для пустой ниши в здании музея. Из идей составили отдельную выставку, “Размышляя о пустоте. Вмешательство в Музей Гуггенхайма” (Contemplating the Void: Interventions in the Guggenheim Museum), которая открылась 12 февраля и продлится до 28-го апреля.

Среди представленных проектов – образы Алис Эйкок (Alice Aycock), Фейк Дизайн (FAKE DESIGN) / Ай Вайвай (Ai Weiwei), Аниша Капура (Anish Kapoor), Сары Моррис (Sarah Morris), Вангечи Муту (Wangechi Mutu), Майка Нельсона (Mike Nelson), Поля Пфайффера (Paul Pfeiffer), Дорис Сальцедо (Doris Salcedo), Лоуренса Вайнера (Lawrence Weiner), Рейчел Уайтрид (Rachel Whiteread), …

17 февраля 2010    Дизайн

Хиты норвежской архитектуры. Осло, Трондхайм, Ставангер, Валлдал, Санднес.

Норвежская, как, впрочем, и вся скандинавская культура ассоциируется с глубоким отношением к взаимодействию природы и человека. Эта тема остается доминирующей в архитектуре, воплощаясь в разнообразии формы и содержания объектов. Результат работы хороших норвежских архитекторов можно сравнить с поэзией; дома появляются из скал, в ландшафте зарождаются центры новой жизни – результат акта творения.

Выше: Питер В. Сёдерман / Барлиндхауг Консалт (Peter W. Søderman/Barlindhaug Consult), погреб, Свольбард.

В этом здании, затерянном в архипелаге Свольбард (Svalbard), будут храниться запасы семян для генетических банков, работающих по всему миру. Фасад и крыша здания сделаны Дайвеком Санном (Dyveke Sanne); они формируются из стальных треугольников, отражающих свет и разбрасывающих его сияющими осколками по окружающему насту снега.

Выше: Ателье Осло (Atelier Oslo), АВП Париж (AWP Paris), крытая городская площадь, Санднес.

Последняя серия проектов “Норвежский лес” (Norwegian Wood) представила несколько оригинальных идей. Эта открытая сцена стала своеобразным центром небольшого города Санднес в Норвегии. Под сценой, изготовленной из дерева и стекла, создается удивительное акустическое пространство; окружающие звуки заглушаются, а производящиеся внутри – усиливаются и округляются.

Выше: “А-Лэб” (a-lab), офисное здание, Осло.

Строительство целого района города, Баркод (Barcode), за новым зданием оперы в Осло вызвало противоречивую реакцию. Этот объект стал первым из построенных; прямые линии заимствуют философию у модернистов, цветное стекло оживляет фасад. Основные ценности здания, в архитектурном смысле – свет, открытость и технологичность в рамках простой формы.

Выше: Бренделанд и Криштофферсен (Brendeland & Kristoffersen), детский сад, Трондхайм.

Детский сад Свартламоэн (Svartlamoen) был оборудован в помещении, где раньше продавали машины. Сохранена оригинальная конструкция, внутри которой построили “дома”, со сценой, ателье, тайными пещерами.

Выше: Хелен и Хард (Helen & Hard), детская игровая площадка, Ставангер.

Основные источники заработка для норвежской нации – поставки газа и нефти. Поэтому для местных жителей вполне уместно использовать отработанные в данной промышленности материалы. Топография этой игровой площадки является отображением геологической 3D модели нефте-газовой платформы Тролль (Troll).

Выше: Жармунд/Вигснэс (Jarmund/Vigsnæs), международная школа, Осло.

Международная школа Осло (Oslo International School) – это частная школа для примерно пятисот детей, представителей примерно пятидесяти различных национальностей.  Павильоны для детского сада и начальной школы оформлены каждый по-своему; для малышей фасад покрыли цементными панелями десяти различных цветов.

Выше: Йенсен и Шкодвин (Jensen & Skodvin), гостиница и обзорная площадка, Валлдал.

В живописной долине Гудбрандсьювет (Gudbrandsjuvet) архитекторы Йенсен и Шкодвин (Jensen & Skodvin) построили ландшафтный отель. Он состоит из отдельных домиков со стеклянными стенами. Жители каждой комнаты “получают” свой уникальный вид, который меняется в зависимости от погоды, времени дня и сезона. Гостиница является частью глобального проекта строительства национального туристического маршрута (National Tourist Route).

Выше: Йенсен и Шкодвин (Jensen & Skodvin), обзорная площадка в ущелье Гудбрандсьювет.

Выше: Индивидуальные кабинки, из которых состоит отель.

Выше: Сверре Фен (Sverre Fehn), издательский дом HQ, Осло.

Крупнейший издательский дом Норвегии, Гюльдендаль (Gyldendal) выбрал для своего нового офиса оригинальный фасад 19-го века. Внешние и внутренние части этого здания ведут потрясающе интересный диалог, между экстремальной современностью и традициями.

Выше: Сверре Фен (Sverre Fehn), Музей, Осло.

Это здание было построено в 1814-м году, когда Осло стал столицей Норвегии.

Выше: Здание Оперы (Opera House), Осло, Снёхетта (Snøhetta).

Норвежский интерактивный дом от бюро Snøhetta

В 130 км от Осло архитекторы Snøhetta в тандеме с Центром по исследованию строительства с нулевой эмиссией ZEB (Zero Emission Buildings) воплотили в жизнь смелый проект жилого дома. «Пилотный дом ZEB» отличается не только необычным дизайнерским решением, но и экологическими параметрами. Во время строительства опирались на высокие экологические стандарты ZEB-OM.

Согласно стандартам, жилище должно вырабатывать достаточное количество энергии, чтобы полностью обеспечивать потребности дома

Кроме того, важно чтобы была компенсация 100% объема парниковых газов, которые вырабатываются в ходе производства использованных при строительстве материалов

За счет солнечных панелей, которые установлены на крыше дома, получается столь эффектный экстерьер постройки. В ходе работы над проектом был найден идеальный угол наклона батарей, который составляет 19°.

Было найдено идеальное решение, чтобы максимально собиралась солнечная энергия и планировка дома была комфортной для жизни.

Солнечные панели и коллекторы вместе с геотермальными насосами смогут полноценно обогревать дом и покрывать все расходы по электроэнергии. Кроме того, полученной энергии должно хватить на зарядку электрокара на протяжении всего года, а это не много не мало – 20 000 км пробега.

Атриум с юго-западной стороны добавляет свет на первом этаже. Особенность состоит в том, что в теплое время года можно наслаждаться природой, сидя в гостиной под открытым небом.

Каждая деталь интерьера тщательно продумана, например кирпичная стена является не только стильным дизайнерским решением, но и несет важную функцию. Благодаря высокой термальной массе, она накапливает в себе тепло на протяжении дня и постепенно отдает его в прохладное время суток.

Таким образом, в помещении постоянно поддерживается определенная температура.

В доме площадью 220 м2 предусмотрен обогрев, а в роли теплоносителя выступает дождевая и использованная вода, которая нагревается за счет солнечных коллекторов, тепловых насосов и рекуператоров. Этот дом можно по праву назвать умным, ведь есть возможность программировать работу всех устройств.

К примеру, если вы днем дистанционно включили какое-то устройство, то будет потребляться электроэнергия, которая вырабатывается в этот момент, а резерв будет оставлен на вечер.

Несмотря на высокую технологичность, дом получился очень уютным и комфортным для жизни. За счет дерева, кирпича и разнообразных текстур получилось передать теплую и душевную атмосферу.

В доме предусмотрен бассейн, сауна и даже летний душ, которые тоже подогревается за счет вырабатываемой энергии. Особую атмосферу создает и небольшой огород, который разбит во дворе.

Архитекторы акцентируют внимание на том, что основная особенность экологичного дома – это мультидисциплинарный подход. Компании удалось скомбинировать работу множества смежных дисциплин

Самые лучшие в мире здания. Барселона, Испания.

Впервые, на Всемирном Архитектурном Фестивале (WorldArchitectureFerstival, WAF) в Барселоне определили Самое Лучшее Здание в Мире.

Им стало новое здание для Университета Луиджи Боккони (Luigi Bocconi University) в Милане, работы Графтон Архитектс (Grafton Architects) из Ирландии.

Проект выиграл у примерно двухсот конкурентов, зданий со всего мира, включая несколько проектов из Австралии. Университетский корпус состоит из залов для лекций, внутренних двориков и вестибюлей с расположенными выше офисными помещениями для персонала.

Выше: Культурный центр НК’Мип (Nk’Mip Desert Cultural Centre), Канада.

Представитель судейской коллегии, Кэтрин Шлессор (CatherineSlessor) похвалила способность авторов (хоть они и не из Милана) трансформировать суть, атмосферу города в современную и строгую форму, с помощью грамотного управления пространством, используя свет и определенные материалы.

Выше: Олимпийский парк скульптуры (Olympic Sculpture Park) в Сиэтле.

Победителями в семи отдельных категориях стали:

Общественное здание – Международный конгресс центр Гуандожу Байун (Guangzhou Baiyun International Convention Centre), Китай, автор – бельгийское архитектурное Бюро II (Buro II), на фото ниже.

В категории “Культура” – Здание Оперы в Осло, Норвегия, работа норвежского архитектурного бюро Снохетта (SNØHETTA).

Категория “Энергия, Отходы и Переработка” – работа испанской группы Бэттл и Руа Архитектс (Batlle & Roig Architects), здание Ла Валь де Жоан (La Vall d´en Joan).

Категория “Здоровье” – центр красоты Буркина Фасо (Burkina Faso) в Африке, работа итальянских архитекторов Фэерстудио (FAREstudio).

Категория “Развлечения” – Культурный центр Нк’Мип (Nk’Mip Desert Cultural Centre), построенный в Канаде архитектурным бюро Хотсон Баккер Бонифас Хаден Архитектс (Hotson Bakker Boniface Haden Architects).

Категория “Жилые дома” – дом в горах (Mountain Dwellings), город Орестаден, Дания, работа датской группы БИГ-Бьярке Инжелс Груп (BIG-Bjarke Ingels Group), на фото выше.

В категории “Природа” – Олимпийский парк скульптуры (Olympic Sculpture Park) в Сиэттле, США, работа Вайсс (Weiss) / Манфреди Архитекче (Manfredi Architecture).

В конкурсе также был особенный раздел для студентов (the Student Charrette), которым было предложено оживить промышленное место в Барселоне. Среди шести номинантов, победителями стали студенты из Хафенсити Университета (Hafencity Universitat), Германия.

В статье использованы иллюстрации с сайта: www.worldarchitecturefestival.com

Тренды и направления профессии

По оценке ООН, около 55% населения планеты живут в городах, а к 2050 году этот показатель увеличится до 68%. При том, что именно города ответственны за 75% выбросов углекислого газа в атмосферу. Игнорировать урон, который мегаполисы наносят экологии, невозможно, поэтому развитые страны пытаются его минимизировать.

Города нового типа постепенно появляются по всему миру: например, в ОАЭ с 2006 года строится экогород Масдар — каждое здание в нем построено из малоуглеродистого цемента и переработанных материалов, а также экономит воду и энергию минимум на 40% больше, чем обычное. В Саудовской Аравии планируют завершить строительство города с нулевым углеводородным следом The Line к 2025 году. В нем не будет машин и дорог, только высокоскоростные поезда. А в Сингапуре строится экогород Тенгах с вакуумным сбором мусора и кондиционерами, работающими на солнечной энергии.

Экогорода будущего также строят в Дании, Китае, Кипре и многих других странах.

Проект «Petals from heaven» в центре Масдара — интерактивные зонтики открыты в дневное время, они защищают горожан от жары и поглощают солнечный свет, а ночью закрываются, чтобы выпустить сохраненное тепло

Жилой дом «Tree House» в Сингапуре входит в «Книгу рекордов Гиннесса» как самый большой вертикальный сад в мире. Здание построено из экологически чистых материалов, а растения на стенах уменьшают углеродный след путем фильтрации загрязняющих веществ и углекислого газа из воздуха. Окна спроектированы с учетом жаропонижающих технологий, помогающих сохранить в доме прохладу в течение дня, что помогает сэкономить энергию на кондиционировании

(Фото: Jonathan Choe)

Лилльхаммер

В этом городе в 1994 году были зимние Олимпийские игры. Судя по табличке, ничего не происходило тут ни до, ни толком после.

Трамплин.

Город.

Тут такие горки, что всякие горнолыжные трассы прямо просятся быть построенными.

В центре есть приятная туристическая зона.

Потому что олимпиада же была.

Купите открыточку.

Что до самих олимпийских объектов, они выглядят настолько бесполезными, что за Красную поляну берёт неподдельная гордость.

Тут должно быть видео, но оно не может быть воспроизведено, потому что у вас старый браузер.There should be a video here, but it cannot be played due to your old browser.

***

Поехали дальше.

«Лиллипутхаммер».

В Норвегии полно тоннелей (что неудивительно). Белым подсвечивается середина тоннеля, а ближе к выезду появляется всё больше оранжевых огней а-ля солнце. Гениально.

Мост вписался в природу.

Пастораль.

Красота.

Типичная очень хорошая норвежская дорога. Видны главные враги полноприводной мощной легковушки с шестиступенчатой коробкой: лодковозы и дома на колёсах.

Городок.

***

Сколько чудесных открытий дарит нам криво настроенный навигатор!

Тундра, офигеть. Не видел её с похода в Хибины.

Мох, карликовые деревья, вот это вот всё. Больше всего поражает, что на километры вокруг ничто — ни кустик, ни деревце — не загораживает обзор.

Остановились, отдохнули. Поедем дальше.

Дорога такая, что не забалуешь.

Пунктирная разметка означает, что нет обозначенной осевой — разъезжайтесь как хотите.

Когда ты уверен, что дорога не такая уж узкая, и все серпантины тебе по рулю, твоё внимание проверяет специальная норвежская коровка

Или овечка.

Опускаемся ниже — появляются ёлки. На уроках географии не врали.

Заботливыми норвегами было построено множество смотровых площадок. Потому что есть на что посмотреть. Камере не хватает динамического диапазона. Нам не хватает эмоций.

Мы едем в сторону Тронхейма. А те, кто ищет в интернетах «Домбас» — парни, я его нашёл.

А по дороге заезжаем на ещё одну смотровую: с неё открывается вид на гору Снохетта. Путь лежит по грунтовке мимо военной базы.

Главный узел культурной ткани

22.01.15
11:33

tags: | Snøhetta | White | Швеция |

В 2014 году город Умео на севере Швеции выступал Столицей Европейской культуры. Настоящим подарком для жителей к знаменательному событию стал новый многофункциональный центр Väven, реализованный бюро White совместно с архитектурной студией Snøhetta.

Фото Åke E:son Lindman

Функционально комплекс объединил в себе театр, конференц-холл, отель, музей и библиотеку. Все это дополнено пространствами для общения, кафе, детскими игровыми зонами, мини-залами для видео-просмотров, классными комнатами и множеством других зон и помещений. Väven по-шведски значит «ткать», и этим названием авторы хотели подчеркнуть, что здесь ткется нематериальная, но очень важная для жизни субстанция общения, познания и отдыха. Таким образом, новый центр создает культурную ткань города, а точнее добавляет к ней еще один, новый фрагмент, так как в городе уже есть два университета, оперный театр, Архитектурная школа, Академия живописи и масса других учебных, научных, культурных и спортивных центров.

Фото Åke E:son Lindman

Этот «фрагмент» занимает стратегическое для городской среды положение – Väven находится на берегу реки в самом центре города и рядом с парком; вокруг него формируется рекреационная зона вдоль берега между двумя мостами. Ландшафтное решение прилегающей набережной было также выполнено совместными усилиями архитекторов из White и Snøhetta: деревянное мощение, большие стационарные скамейки-шезлонги и круглые клумбы с высокой речной травой – уютная среда для гибкого использования.

Фото Åke E:son Lindman

Фото Åke E:son Lindman

Здание носит подчеркнуто демократичный характер, здесь нет парадного входа, каждая часть комплекса снабжена собственным подъездом, они расположены на разных уровнях и оснащены лестницами и пандусами.

Фото Åke E:son Lindman

Источником вдохновения при разработке фасадов авторам послужило дерево береза, характерная для местной природы, но ее образность была осмыслена в духе модернизма. Динамичный абрис белых панелей, лентами опоясывающих фасады, контрастирует с  полосами стекла, которое становится зеркалом для окружающего пейзажа – воды и неба. А в темное время суток теплый свет внутренних помещений освещает прилегающую набережную и отражается в реке.

Фото Åke E:son Lindman

Фото Åke E:son Lindman

Фото Åke E:son Lindman

Фото Åke E:son Lindman

Интерьеры здания готовы к постоянному диалогу муниципалитета, жителей и общественных организаций, развитию этого принадлежащего городу культурного узла, появлению новых регулярных мероприятий, проведению разовых акций. Нельзя не заметить, что лаконичный скандинавский дизайн наилучшим образом отвечает такой многофункциональности: свободные пространства, деревянные полы, колонны из обычного бетона и разноцветный пластик в качестве дополнения. 

Фото Åke E:son Lindman

Фото Åke E:son Lindman

Фото Åke E:son Lindman

Фото Åke E:son Lindman

Фото Åke E:son Lindman

Фото Åke E:son Lindman

Фото Åke E:son Lindman

Фото Åke E:son Lindman

Фото Åke E:son Lindman

Фото Åke E:son Lindman

В конце прошлого года культурный центр Väven стал главным призером премии шведской Ассоциации архитекторов Kasper Salin, которая с 1962 года ежегодно вручается лучшему архитектурному объекту, построенному на территории Швеции, а в начале нынешнего года он выдвинут на общеевропейскую премию современной архитектуры имени Миса ван дер Роэ.

Europa City: концепция Snøhetta

22.04.13
20:14

tags: | Snøhetta |

Разрабатывая проект экогорода под Парижем, команда авторов во главе с известным норвежским бюром следовала популярной футурологической теории о необходимости «есть то, что растет рядом с домом».

Вместе с бюро Snøhetta над данным проектом работали компании Gehry technologies и RWDI. Europa City в их трактовке — рукотворная структура, развивающаяся в горизонтальной плоскости и интегрированная в природный ландшафт. Больше всего она напоминает какой-то пористый материал вроде губки, отверстия в которой связывают внутреннее пространство с окружающим миром.

Внутри — фактически автономная инфраструктура с жилыми домами, учреждениями культуры, магазинами, школами, зонами озеленения и рекреационными площадками, имеющая транспортные связи с национальной железной дорогой.

Верхний ярус конструкции превращен в сельскохозяйственный комплекс, где каждый желающий может приобрести участок для выращивания овощей и фруктов. Тут же — животноводческие фермы и фабрики по производству биотоплива. Команда Snøhetta исходила из футурологической концепции жизнеустройства, согласно которой все продукты питания нужно производить непосредственно в городе или рядом с ним, а не везти за сотни километров, подрывая экологическую безопасность.

Ключевые навыки «зеленого» архитектора

Помимо профессиональных знаний в области архитектуры и урбанистики, «зеленому» архитектору нужно разбираться в экологической повестке и технологиях устойчивого производства. Это поможет понять, как сделать город и инфраструктуру экоориентированными. Еще архитектору пригодятся:

  • системное мышление,
  • навыки межотраслевой коммуникации,
  • экологическое мышление,
  • управление сложными автоматизированными комплексами.

Председатель совета по экоустойчивой архитектуре Союза архитекторов России Александр Ремизов уверен, что архитекторы в принципе быстро получают необходимые знания, в том числе для работы с «зелеными» постройками.

«Профессия архитектора — синтетическая, объединяющая в себе очень многое. Архитектор должен учитывать практически все, что востребовано, поэтому вопрос не в том, есть ли такие специалисты, а в том, существует ли потребность и заказ на «зеленую» архитектуру со стороны города. Если он есть, архитектор очень быстро получает недостающие знания и выполняет его», — отмечает Ремизов.

Первый в Европе подводный ресторан Under, расположенный на крайней южной точке континентальной Норвегии

Photo by Ivar Kvaal

«В этом здании, — объясняет основатель и архитектор Снохетты Кьетил Тредал Торсен, — вы можете оказаться под водой, над морским дном, между сушей и морем. Это предложит вам новые перспективы и способы видения мира ниже ватерлинии”. Имея вид здания, упавшего в море, ресторан является смелым архитектурным жестом, который переопределяет концепцию подводного ресторана и создает новую достопримечательность в Южной Норвегии.

Photo by Ivar Kvaal

В воображении публики концепция подводного ресторана в основном ассоциируется с туристическими местами, такими как Дубай или Мальдивы, где отдыхающие могут пообедать под арочными стеклянными конструкциями, окруженными фотогеничной бирюзовой толщей воды. Under переворачивает этот стереотип как в местоположении, так и в визуальной картинке в целом, заменяя дружественную к Instagram тропическую обстановку на соленые, мутные воды Северного моря, а привычную аквариумную эстетику на скандинавский модерн.

Photo by Ivar Kvaal

Расположенная в самой южной точке побережья, где Северное море встречается с морем Каттегат, геопозиция ресторана характеризуется интенсивными погодными условиями, которые меняются от спокойного до штормового несколько раз в день, что делает уникальное архитектурное присутствие Under еще более впечатляющим свирепыми волнами, которые часто разбиваются о него. 

Photo by Ivar Kvaal

Суровая погода в сочетании с бесплодным ландшафтом и скалистой береговой линией, придают этому месту абсолютно негостеприимный вид, однако впечатление полностью меняется, когда посетители заходят внутрь, где их встречает тихий, одетый дубом фойе. Спускаясь вниз по элегантной дубовой лестнице, можно наблюдать как облицовка древесины уступает место текстильным поверхностям. Чем глубже погружаешься под воду, тем темнее и интенсивнее становится текстиль, созданный на заказ и натянутый на акустические панели, от нейтральных оттенков до закатного розового, интенсивного кораллового, морского зеленого и, наконец, полуночного синего в столовой – образная метафора для спуска посетителя на морское дно.

Photo by Ivar Kvaal

Окруженная мягко-текстурированными поверхностями и низким освещением, столовая на 40 человек пропитана таинственной, медитативной атмосферой. Фокусом комнаты является панорамное окно шириной 11 метров и высотой 3,4 метра, открывающее завораживающий вид на морское дно, меняющееся в течение всего сезона. 

Photo by Ivar Kvaal

В зависимости от интенсивности дневного света, просачивающегося с морской поверхности, в течение всего дня сложная система освещения регулирует уровень искусственного света в помещении.

Photo by Ivar Kvaal

Благодаря полутораметровой толщине стен, здание с легкостью выдерживает давление и натиск суровых морских условий. Шероховатость бетонной оболочки функционирует как искусственный риф, приютив на своей поверхности всевозможных моллюсков и водоросли, что в конечном итоге гармонично интегрирует этот рукотворный объект в морскую среду. Также здание функционирует как исследовательский центр морской биологии и поведения рыб, на его корпусе установлены измерительные инструментами, камеры и датчики.

Photo by Ivar Kvaal

Когда профессия появится в России

В мире профессия архитектора «зеленых городов» пользуется спросом, но в России запрос на специалистов пока небольшой. Некоторые проекты заявляют как «зеленые» — например, подмосковный город Новое Ступино, но пока непонятно, насколько он соответствует эко-критериям. По словам экспертов, государство пока не заинтересовано в экоустойчивой архитектуре, только в энергоэффективной.

«Начинается все с повышения энергоэффективности, теплоемкости, потом переходят к «зеленой» архитектуре — это экологическая составляющая, — а потом уже говорят об экоустойчивой архитектуре, куда входят все эти критерии, но добавляется еще качество и долговременное развитие. У государства есть запрос на энергоэффективность и немного на экологию, но на устойчивую архитектуру у нас пока запроса нет», — поясняет Александр Ремизов.

Председатель совета по экоустойчивой архитектуре считает, что спрос на «зеленую» архитектуру появится, когда государство будет его стимулировать.

«Спрос формирует заказ, главный заказчик — государство. Везде, где есть спрос на устойчивую архитектуру, государство стимулирует его — налогообложением, преференциями в выигрыше тендеров, если это экоустойчивые проекты, просто снижением цен или субсидиями, как это было в Европе. У нас такого пока нет.

Проблема в том, что в России проектирование ведется по утвержденным нормативам — ГОСТам, СНиПам, которые должны быть обязательно исполнены, а там где есть «зеленое» строительство — в широком смысле экоустойчивое, — там не нормативное проектирование, а параметрическое. У нас так нельзя, потому что есть утвержденные правила, а они в большинстве своем дают только минимально возможное. Например, освещенность внутри дома рассчитана так, чтобы человек не ослеп, а вовсе не на комфортное существование. Устойчивая, «зеленая» архитектура — это и комфорт тоже: не только забота о природе, но и забота о человеке», — добавил Ремизов.

Проект здания с нулевым выбросом в Ванкувере. К 2030 году город планирует сделать так, чтобы все новостройки были с нулевым выбросом и использовали только возобновляемые источники энергии.

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwitterВКонтакте
Напишите комментарий